Финансы в смартфоне: почему банки теряют монополию

Банковский сектор теряет монополию на финансовые операции и вынужден отвоевывать место под солнцем у более сильных и технологичных игроков.

Лет пять назад мы вряд ли могли поверить в то, что банковское обслуживание стремительно перекочует в интернет-пространство.

Тем не менее, банковский сектор подхватил волну технологического прогресса, и большинство рутинных операций теперь можно осуществлять за пределами отделений и филиалов.

Платить по счетам, гасить кредиты, открывать депозиты, управлять платежными картами. И это лишь малая доля транзакций, которые доступны рядовому клиенту, где бы он ни находился. Дома, на работе, в командировке или на отдыхе.

Главное — иметь под рукой планшет, смартфон, ноутбук и стабильный доступ в Глобальную сеть.

Однако это только начало, глобальные изменения в банковской системе впереди. Борьба на рынке становится все жестче. Клиента уже не удивить ни цветастой рекламой, ни высокими депозитными ставками.

Лозунги и ценовая конкуренция медленно, но верно уходят в прошлое. Во главе угла оказываются сервис и инновации.

Что вкладывается в это понятие?

Во-первых, упрощение и шлифовка рутинных операций. Ведь чаще всего банки теряют лояльность клиентов из-за банальной бюрократии и хамства персонала.

Соответственно, фору получат те финучреждения, которые смогут нивелировать отрицательное влияние человеческого фактора и сведут подавляющее большинство трансакций до «двух кликов», перейдя на дистанционное обслуживание. Там, где это позволяют сами операции и законодательство.

Во-вторых, хороший сервис — это индивидуальный, персонализированный подход. Задача банков — стать не просто сейфом, а финансовым партнером. То есть предложить такие условия, при которых клиент сможет самостоятельно формировать банковские продукты под свои задачи и потребности.

Банк же будет постоянно изучать предпочтения и поведение клиентов (траты, накопления, регулярные платежи), чтобы предложить наилучшие условия по депозитам, лимиты по кредитным картам, комиссии по кассовому обслуживанию.

В принципе, это уже работает, но украинские банки пока внедряют подобные инструменты точечно и несистемно.

В-третьих, одна из приоритетных задач банковского сектора — увеличение доли безналичных операций. Постепенный отказ от «кэша» связан не только со стремлением Нацбанка сократить наличную денежную массу, но и мотивирован очевидной логикой.

Уход в безналичный формат позволит банкам снизить стоимость обслуживания, оптимизировать работу персонала и увеличить собственную прибыльность.

Плюс ко всему, применение современных платежных инструментов, начиная от бесконтактных решений, таких как NFC, и заканчивая биометрическими технологиями, позволит сделать еще один шаг навстречу социализации банковского обслуживания и его гибкости.

Банкам есть куда двигаться и необязательно «изобретать велосипед», так как многие сервисы уже обкатаны зарубежными коллегами.

В США, к примеру, компания IPsoft в 2014 году анонсировала программу Amelia, которая является виртуальным аналогом живого сотрудника банка и может давать консультации клиентам на десятках языков.

Применение такого решения несет в себе потенциал колоссальной экономии на содержании десятков и сотен клерков, которых легко заменит обучаемая и легко адаптируемая к потребностям бизнеса программа.

Не менее показательный тренд — миграция банков из реального мира в виртуальный. Польский mBank с 2012 года полностью свернул сеть своих офисов и перешел на обслуживание в онлайн-пространстве. При этом потери оказались относительно невелики: от банка ушло лишь 25% клиентов.

Другой пример — немецкий Fidor Bank. Он представляет собой IT-систему, которая обеспечивает проведение разнообразных операций: переводы, обмен валют, покупку драгметаллов, выдачу кредитов, открытие депозитов и даже инвестиции в биткоины.

К тому же, дистанционное в банке не только обслуживание, но и открытие всех счетов. Никаких бумажных договоров, стояния в очередях и прочих атавизмов «классического» банковского сервиса.

История виртуальных банков, которые нередко использовались для обслуживания денег в офшорах, началась в середине 1990-х.

Первым финучреждением такого типа считается американский Security First Network Bank, который начал свою деятельность в 1995 году. Спустя полтора года его активы превысили 40 млрд долл, а количество открытых счетов — 10 тыс.

В Европе пионером на этом поприще в 1996 году стал Advance Bank, входивший в Дрезденскую банковскую группу. Правда, его история была не так успешна, и в 2003 году он был ликвидирован.

Чем дальше, тем больше банки конкурируют не только между собой, но и с другими компаниями, которые пытаются играть на их поле.

Так, еще в 2001 году Sony открыла виртуальный банк, который работает по сей день. Apple в 2014 году запустила систему мобильных платежей Apple Pay. В 2015 году свой платежный сервис Android Pay внедрил Google, а крупнейший интернет-магазин мира Amazon анонсировал систему AmazonPayments.

По этим стопам пошел даже украинский телеком-оператор «Киевстар», который четыре года назад создал сервис «Мобильные деньги» для оплаты разнообразных услуг с помощью смартфона.

Банки тем временем перенимают опыт IT-сектора.

В 2016 году несколько российских банков начали тестировать платформу, основанную на технологии blockchain. Ее суть заключается в распределенном хранении информации, что минимизирует угрозу хищения данных. Хотя это пилотный проект, очевидно, что за подобными решениями будущее.

Вообще, тенденция такова, что банковский сектор теряет монополию на финансовые операции и вынужден отвоевывать место под солнцем у более сильных и технологичных игроков.

Чем закончится это противостояние — прогнозировать сложно. Ясно одно: те банки, которые не захотят меняться, быстро сойдут с дистанции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *